Битва форматов

Прослушать новость

Ольга  Красильникова

Как заставить пользователя купить дистанционный образовательный курс? С помощью современных технологий, уверены эксперты. Чат-боты, виртуальная реальность и другие «примочки» должны помочь онлайн-формату одолеть офлайн и заполучить все больше пользователей. Главное, чтобы контент соответствовал потраченным усилиям, а «искусственному интеллекту» сопутствовал интеллект подлинный.

В последние годы российский рынок онлайн-образования стремительно развивается. В конце 2016-го его объем достиг 1,8  трлн рублей, а темпы роста обещают держаться на уровне 20% ближайшие несколько лет (согласно «Исследованию российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий», проведенному компаниями East-West Digital News, «НИУ ВШЭ», «ФРИИ» и др.). Однако при всей популярности дистанционных образовательных курсов игроки все еще не решили главную задачу — как заставить пользователя купить курс, а не довольствоваться бесплатными занятиями. Ставка на сходство с «кабинетным» обучением себя не оправдала: видеолекции и учебник в «цифре» слабо мотивируют студентов расставаться с деньгами. Чтобы побороть офлайн, интернет-курсы должны, по мнению игроков рынка, выходить за рамки привычных способов изучения нового материала, а также по максимуму использовать возможности интернета и компьютерных технологий.

Объем мирового рынка онлайн-образования приближается к отметке в $240  млрд, посчитали в Global Market Insights. А среднегодовой прирост оценивается в 17%.
В лидерах — США с самым крупным и зрелым рынком. Второе место делят Китай и Индия. В свою очередь, Россия является главным драйвером роста отрасли в Восточной Европе.
Наиболее привлекательной для инвесторов нишей в 2016 году были онлайн-платформы и решения, направленные на подготовку к стандартизированным экзаменам. Именно в этом сегменте совершены самые крупные сделки — общей суммой в $175  млн.
Направление self-paced learning, или асинхронного обучения, подразумевающее самостоятельное прохождение курса учащимся (по собственному графику, с собственной скоростью обучения), наоборот, сжимается. Ежегодно сегмент будет терять до 6,5%, считают в Metaari (на момент исследования Ambient Insight). Скорее всего, деньги из этого сегмента станут перетекать в новые перспективные направления — дошкольного и школьного образования.
Сегодня проекты для школьников и дошколят обгоняют все прочие по росту в странах Юго-Восточной Азии. В Индии, к примеру, ниша «цифровых классов» оценивается в $1  млрд, гласит совместное исследование Technopak и Simplilearn, проведенное в 2016 году. При этом ее рост прогнозируется в пределах 13% ежегодно.

Чувство локтя
Уйдя в сеть, образовательные курсы претерпели ряд изменений. Прежде всего в силу специфики процесс обучения превратился в одиночный забег. Как правило, изучение нового материала происходит самостоятельно — с помощью домашнего компьютера или другого гаджета. Однако в уходе от «коллективизма» многие пользователи видят проблему, ведь грызть гранит науки проще и веселее в компании, под чутким руководством «живого» наставника. Эту ментальную особенность подтверждает и статистика образовательных онлайн-проектов. «Фактически курсы, которые выложены в открытом доступе на Talentedme.ru, можно полностью проходить самостоятельно, — рассказывает Мария Ковалева, управляющий партнер московской компании Talentedme.ru. — Но в таком формате до конца их проходит малая часть — не более 10%. В то же время участники, занимающиеся с наставником, финишируют в 90% случаев».
Чувства локтя в интернете добиваются по-разному. Например, используя форматы подачи материала, в которых можно воочию увидеть своего преподавателя (а иногда пообщаться с ним): видеолекции, вебинары, общение посредством IP-телефонии и другое. В ходу также традиционная переписка, хотя и упакованная в «цифру»: чаты, мессенджеры, электронная почта и прочее. Не забывают онлайн-платформы и о студенческих «братствах». Вести «дружбу» с однокурсниками можно на форумах или в специальных группах соцсетей. Правда, обрести ту самую дружбу «со студенческой скамьи» вряд ли удастся. Для ее появления требуются время и личный контакт. И довольно сомнительно, что цифровое общение поможет добиться сопоставимого эффекта.
Возможно, онлайн-платформы пока не слишком преуспели в «очеловечивании» учебного процесса, зато в составлении индивидуальной траектории обучения, о которой пока лишь мечтают традиционные игроки рынка, они впереди планеты всей. Записываясь на онлайн-курс, пользователь может рассчитывать на подгон материала под его персональные требования (уровень знаний, предпочитаемый формат получения информации, скорость обучения и прочее). При этом некоторые образовательные проекты учитывают не только знания и способности человека, но даже его хобби и цели. Тимур Гаврилов, директор по продукту в Lingualeo (международная компания с головным офисом в Москве), так описывает работу своей онлайн-платформы: «Пользователь, попадая к нам, проходит тестирование, в результате которого, помимо уровня английского, мы узнаем интересы человека, его возраст, пол, количество времени, которое он готов проводить на сервисе в неделю, для чего ему нужен язык (работа, учеба, путешествия и так далее), какие цели он себе ставит. И сервис на основании этих вводных под него подстраивается, давая ровно то, что ему нужно. Внутри сервиса также есть множество дополнительных индивидуальных настроек, которые помогают пользователю сформировать свою собственную траекторию обучения».
Наряду с этим в онлайне довольно неплохо себя чувствуют и многие классические подходы в образовании. «Из офлайна к нам пришла ESL методика (English as a Second Language)  , — продолжает Гаврилов. — Прежде всего это фокусировка на устойчивых конструкциях и акцент на речевых тренировках. Элементы этой методики можно увидеть как в Lingualeo, так и на других сайтах. Кроме того, онлайн-сервисы адаптировали кривую забывания Эббингауза , для того чтобы люди смогли повторять пройденный материал без учителя».
Следующей вехой для онлайн-образования станет, как утверждают эксперты, внедрение искусственного интеллекта. Его элементы (боты, то есть программы, встроенные в сайт, мобильное приложение или мессенджер) уже встречаются в различных образовательных проектах. «В режиме диалога боты обучают пользователя и выстраивают сценарий обучения в зависимости от текущих результатов», — поясняет принцип действия Михаил Бакунин, генеральный директор компании Kurso Business School (Санкт-Петербург).
— Тема использования чат-ботов в образовании — плодотворная, — рассказывает Анна Власова, директор по лингвистическим разработкам компании «Наносемантика» (Москва). — Она напрашивается как вполне естественное применение искусственного интеллекта. Как только выявились способности чат-ботов общаться на естественном языке, стало понятно, что вторая по востребованности ситуация общения, после продаж и консультаций, — это обучение. В нашей компании уже предпринимали попытки создать бота, способного «учить»: «Кот Конфуций» помогал осваивать китайский язык, рассказывая небольшие истории и загадывая загадки. Он был ориентирован на студентов российских вузов второго курса и выше. Бот прошел тестирование на семинаре в РГГУ, но в учебный процесс не попал.
В «Наносемантике» отмечают, что современные боты давно обладают «навыками», необходимыми для преподавания. «В некотором смысле, — замечает Власова, — многие наши проекты содержат образовательную (энциклопедическую) часть. Банковские инфы (программы-консультанты) отвечают на вопросы «Что такое ипотека?» или, например, «Что такое ипотечный кредит?». К одной из выставок мы делали бота David bot по книгам известного специалиста по рекламе Давида Огилви в «Телеграме», который цитировал тезисы и постулаты из книг Огилви, и тем самым содействовал освоению новой информации по истории рекламы».
Впрочем, на данном этапе боты скорее работают на подпевках, чем претендуют на главную роль. Пока прежде всего они «заточены» на помощь в организации образовательного процесса. К примеру, в американском проекте courseq.io чат-бот дает информацию о расписании занятий, домашних заданиях и пр. Однако инф-преподаватель когда-нибудь обязательно появится. В «Наносемантике» уверены, что это лишь вопрос времени.

КТО ЕСТЬ КТО

Компания J’son  &  Partners Consulting в 2016 году провела исследование, посвященное интернет-образованию. В России она насчитала около 50 активных площадок. В лидерах сегмента платных прикладных курсов оказались «Нетология Групп», Courson, ELC, Eduson, Teachbase. В сегменте массовых бесплатных курсов лидируют «Лекториум» и «Универсариум». В школьном образовании выбились вперед «Интернет Урок», «ЯКласс» и «Фоксфорд». Среди курсов, обучающих языкам, явный лидер — LinguaLeo. В сегменте детского образования — BabyStep, в программировании — GeekBrains.
В процессе исследования также определили «лицо» интернет-курса в России. Среди его характеристик — качественный контент, подготовленный с помощью профессиональной съемочной группы (любительские записи лекций не востребованы у пользователей). Продолжительность курса колеблется в пределах 1–3 часов. Стандартный курс разбит на подтемы длительностью 5–10 минут и «разбавлен» домашними заданиями и тестами. Один курс обходится пользователю в сумму от 500 рублей до 5 тысяч, а программа — от 5 до 30 тысяч.
В компании также выяснили, что подготовка одного курса может занимать от 1 до 6 месяцев. В зависимости от его продолжительности и наполнения это может стоить образовательной платформе от 50 тысяч до 1 миллиона рублей. Однако, как отмечают эксперты, по сравнению с западными площадками это немного: последние тратят на производство своих курсов не менее $150 тысяч.

Без границ
Мобильность — чрезвычайно важное для пользователя качество, которое ему может предложить онлайн-образование. Учебный процесс не требует присутствия в аудитории в определенное время — а значит, студент может с легкостью совмещать учебу с работой и личной жизнью. Однако ассоциация дистанционного обучения исключительно с домашним компьютером и тапочками не совсем верна. Современные онлайн-курсы способны «выдернуть» студента из быта и отправить его в учебную аудиторию, виртуальную реальность и даже путешествие по городу. К примеру, проект московской компании QuestPlanet использует онлайн-технологии для проведения образовательных экскурсий. Свой продукт в компании назвали «квест-экскурсиями». По сути, такие программы представляют собой прогулки по определенному маршруту, во время которых участники знакомятся с городом и достопримечательностями, а попутно выполняют самые разные задания. Для старта необходимо прийти в начальную точку и запустить на гаджете вкладку браузера с выбранным квестом. «Вопросы в квесте чаще всего не на знание, а на внимательность, — поясняет образовательную составляющую экскурсии Александра Пименова, основатель и креативный директор QuestPlanet. — Они заостряют внимание участников на ключевых моментах истории или неожиданных деталях памятников, домов и т.  д. Таким образом, в легком и веселом игровом формате участники изучают историю, культуру, архитектуру. Это помогает лучше структурировать получаемую информацию и легче усваивать новые знания». На данный момент в QuestPlanet разработано 56 квестов в тринадцати городах России.
Еще один тренд, «расширяющий границы» онлайн-образования, — виртуальная реальности (VR, Virtual Reality). «Это когда вы надеваете очки и оказываетесь в виртуальной реальности, где можете максимально эффективно рассмотреть объекты изучения и взаимодействовать с ними», — объясняет Георгий Соловьев, основатель московской онлайн-школы английского языка Skyeng.
Подобный формат имеет массу преимуществ. Главное из них — наглядность. Благодаря 3D-графике можно визуализировать любой предмет или явление. Причем изучение процесса деления ядра или, к примеру, зарождения жизни — в формате дополненной реальности, скорее всего, надолго останется в памяти. Тем более что в виртуальной реальности можно не только наблюдать, но также принимать в происходящем непосредственное участие. Например, тренировать ораторское мастерство перед «толпой», проводить операцию на сердце и многое другое.
Проверить теорию о выдающихся возможностях VR в образовании решили в российско-американской компании VRAr lab. Для этих целей был разработан экспериментальный урок по физике длительностью в семь минут. Его тема — электрический ток в простейшей электрической цепи. Видео переносило учеников внутрь проводника, показывало его строение и принцип работы. По окончании лекции ученикам предлагалось заполнить анкеты, чтобы выяснить, насколько запомнился материал. Результат оказался впечатляющим: в теме разобралось 91,5% опрашиваемых. Эксперты не сомневаются, что внедрение технологии VR в учебный процесс, как и боты, рано или поздно выведет онлайн-образование на новый уровень.
В тренде сегодня и смешанное обучение. Причем гибрид онлайн- и офлайн-образования в конечном итоге может оказаться самым востребованным форматом, уверены в другой московской онлайн-школе — Vector. «За полтора года формат смешанного обучения попробовали на Vector 1  500 человек, —
рассказывает Александра Бессонова, контент-менеджер названной компании. — Это идеальный формат образования, когда эффективность повышается за счет того, что студент автономно изучает теоретический материал и готовит по нему разработки, а встречи с экспертами и воркшопы в мультидисциплинарном коллективе дают возможность точно и вовремя переработать первые гипотезы в идеи. Такой мощной обратной связи онлайн-образование, к сожалению, пока не предоставляет, особенно если речь идет об асинхронных курсах».

Не цифрой единой
Современные технологии открывают большие возможности перед онлайн-образованием. Однако у спроса на технологичность есть и обратная сторона.
«Сейчас онлайн-образованием занимаются энтузиасты, —
рассказывает Анна Малкова, создатель проектов в Москве «Онлайн-Школа репетиторов», «ЕГЭ-Студия», автор книг «Моя профессия — репетитор» и др. — А давайте, мол, сделаем классный курс и получим под это дело 10 миллионов долларов инвестиций… Разрабатывается платформа (похожая на все остальные платформы), интерфейс (напоминающий другие интерфейсы), приглашаются преподаватели. Но суперпроекта не получается. Почему? Потому что б<о’>льшая часть ресурса тратится на техническое обеспечение. А курс чаще всего остается похожим на другие курсы».
Технические «фишки» вроде чат-ботов или виртуальной реальности — весьма дорогое удовольствие. Компания–новичок на рынке онлайн-образования редко обладает достаточным бюджетом для заказа подобных разработок на стороне. Поэтому чаще всего образовательные интернет-проекты вырастают из инициативы команды технарей. По этой же причине форме онлайн-платформы уделяется большее внимание, чем содержанию ее курсов. И хотя способ подачи материала, безусловно, важен, без тщательно проработанной программы обучения проекту не обойтись. Контент также должен оставаться на высоком уровне. «В будущем, — прогнозирует Анна Малкова, — онлайн-проект будет создаваться так, как создается новый блокбастер на киностудии. Не усилиями энтузиастов, а системно, как результат работы большой команды. И в эту команду будут входить профессионалы, получившие специальное образование. Для этого нужна работа режиссера и операторов. Как для создания фильма необходим сценарий, так и у проектов онлайн-обучения появятся сценаристы, режиссеры, продюсеры».
Разумеется, онлайн-проектам ничего не остается, как, следуя за прогрессом, облекать свои учебные материалы в технологичные формы. Однако в погоне за инновациями главное не забывать, что основная цель программы — передать знания. А значит, важно помнить, что технология — всего лишь проводник, который нуждается в качественном и, желательно, современном наполнении.